+7 (727) 299-40-40

г. Алматы, пос. Первомайский, ул. Бережинского А.Ф., Промышленная зона - 7

Финансовая модель трассы «Европа – Западный Китай»

В настоящее время проходит процесс экономического обоснования строительства трассы «Европа – Западный Китай», данные для которого будут браться от регионов и китайских партнеров. Пока что системной работы с построением транспортной модели и финансовой на ее основе не проводится. Частично некоторые участки дорого уже строятся. Однако остаются и те, перспективы строительства по которым весьма расплывчаты и не проложены маршруты.

«Пока мы пользовались данными из разных открытых источников, данных, которые нам предоставляли китайские партнеры, данными, которые нам предоставляли субъекты, а как таковой системной работы с построением транспортной модели и построением на основе транспортной модели финансовой — этого не делалось еще. Думаю, эта работа займет у нас полгода», — сказал глава «Автодора» Сергей Кельбах, отметив, что госкомпания начнет эту работу в ближайшее время.

Рассматривая данную ситуацию на форуме «Евразийская экономическая перспектива», президент России Владимир Путин выразил уверенность, что в диалоге с парламентариями Китая будут намечены пути налаживания новых механизмов взаимовыгодного сотрудничества, сопряжения различных интеграционных инициатив на евразийском пространстве. Глава государства особенно выделил проект «Шелковый путь» — дорогу из Петербурга в Китай, которая пройдет через Оренбургскую область.

Данная трансконтинентальная трасса крайне важна для развития взаимоотношений России и Китая, потому ее реализация входит в федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России (2010 – 2015 годы)». Трасса будет проходить по территории Оренбургской области от города Кумертау (Республика Башкортостан) до автомобильного пункта пропуска «Сагарчинский» (переход границы с Республикой Казахстан).  В дальнейшем планируется построить Оренбургский «Сухой порт», который будет служить логистическим центром для  организации сортировки, упаковки и перевозки плодоовощной продукции.

Напомним, что транспортный коридор «Европа — Западный Китай» призван возродить Шелковый путь из Азии в Европу. Автомагистраль предполагает рекордную протяженность: по России — более  2200 км, Казахстану — 2787 км, Китаю — 3425 км. Данный  проект будет реализован на принципах государственно — частного партнерства (ГЧП). Однако Партнер компании Herbert Smith Freehills Ольга Ревзина, говоря о нормативной основе реализации проекта, подчеркнула, что федеральный закон о государственно-частном партнерстве (ГЧП) к нему неприменим. Дорога не может быть частной: либо полностью государственной, либо частично региональной. Поэтому нормативной базой ее строительства может стать либо концессионное соглашение, регламентированное федеральным законодательством, либо долгосрочное инвестиционное соглашение. В свою очередь Исполнительный директор Газпромбанка Павел Бруссер заявил, что форма ГЧП может стать необходимостью: «Если мы выбираем единого подрядчика, мне сложно представить даже в масштабах китайских партнеров, какого объема контрактные или банковские гарантии по основным строительным рискам они должны будут предоставить и кто из банков такие гарантии предоставит. Поэтому проект нужно будет дробить. Почему бы какую-то его часть не сделать на основе закона о ГЧП?».

Строительство магистрали даст возможность создания более 30 тыс. рабочих мест. Начало эксплуатации магистрали в России отмечается в 2025 году, а до 2045 года прогнозируемое увеличение количества рабочих мест возрастет до 40 тыс. для ее пользователей и до 80 тыс. в отраслях – потребителях затрат на обеспечение ее работы. Солидную прибавку от новой дороги получат федеральная казна и бюджеты регионов, по которым она пройдет.

«Эффект роста валового внутреннего продукта в период до 2045 года при создании его участка на территории России составит 922 млрд рублей, или 1,3% прироста валового внутреннего продукта», — отметил первый зампред правления госкомпании «Автодор» Иннокентий Алафинов.

С китайской стороны определяющим фактором инвестиционной привлекательности остаются перспективы грузопотока. «Данный проект стал бы более привлекательным в случае, если бы нам предоставлялась гарантия по компенсации трафика, если уровень транспортного потока не достигает согласованного ранее уровня», — заявил Представитель China Communications Construction Company Бай Юнфень.

Быстрая заявка

captcha

Заказать звонок

captcha